Проект белорусских родителей для всех, кому близка проблема аутизма

Присоединяйтесь к нам в
Помощь в поиске: самое популярное на сайте
эмоции Успокаивющие методы артикуляционная гимнастика Конвенция о правах инвалидов аутизм аутичный ребёнок мультфильм социальная история гнев сенсорная игра Юлиана Пьянкова книги особому ребенку Визуальные подсказки Имитация с использованием крупной моторики как научить ребёнка Имитация сложных движений книга лицевая слепота обучение диагноз аутизм инклюзия откуда беруться дети с аутизмом уроки доброты ежедневное расписание рассказ о непохожем брате особенности поведения Picture Exchange Communication System эмоциональный интеллект имитация Имитация с предметами функция поведения система коммуникации через обмен картинками тьютор друг логопед дружба игры мультик школа игра с аутичным ребёнком синдром Аспергера Сенсорная стимуляция выгорание от аутизма фильм о детях с аутизмом диагноз Расслабление агрессивное поведение родители ребёнок моббинг клуб тьюторов фонд «Выход» «исключительные дети» утежеленное одеяло надевать обувь поведение игра сенсорные ощущения агрессия стимминг высокофункциональный аутизм помощь ребёнку с аутизмом шизофрения речевые шаблоны видеоуроки первые признаки PECS Одежда для уменьшения стресса и поведенческих проблем в школе и дома нейротипики поведенческий момент ABA самостимуляция обучение чтению Луна контакт глазами инклюзивный класс Сенсорные стратегии воспитание одаренность с дисгармоничным типом развития самоповреждение издевательства в школе братик поведенческий импульс
К началу Аутизм: просто понять Илья

Илья

Елена (дизайнер): «Иногда у меня появляется ощущение, что Илья все понимает»

Илья

– Илье 8 лет. Он был особенным с самого рождения, только мы долгое время не знали, насколько. Сын все навыки осваивал с опозданием, а некоторые стадии развития вообще пропускал: не гулил, не лепетал.

В год к “задержке развития” добавился “эписиндром”. К счастью, судорожные приступы удалось довольно быстро взять под контроль. Диагноз Ильи с трудом умещался в две строчки машинописного текста: нам он казался простым перечислением симптомов.

Врачи высказывались как-то неопределенно – “что-нибудь будет”, “может, отстроится”, “надо работать” и в таком духе. При этом специалисты предупреждали: мы должны понимать, насколько все серьезно. Только как можно было понять и принять неизвестно что?

Диагноз “аутизм” сыну поставили в 6 лет . Услышав его, мы, можно сказать, выдохнули: это ведь всего одно короткое слово, которое просто произносить, легко ввести в строку поиска и получить ответы на вопросы!

Нам стало проще принимать странное Ильюшино поведение. Раньше нервничали, если казалось, что ребенок специально что-то делает неправильно. Когда ушли эти излишние тревоги, стало возможным направлять и перенаправлять поведение сына. Мы с мужем прошли первый модуль обучения АВА, пытаемся вводить карточки альтернативной коммуникации. До жетонов пока не доросли – мне не верится, что сын уже сможет осознать ценность такого поощрения.

Илья

Врачи говорят, у Ильи снижен интеллект, хотя и признают, что измерить интеллект неговорящего ребенка при помощи существующих методик невозможно. Илью посмотрела доцент в течение десяти минут: «Давайте, я вам поставлю то-то и то-то». Я с врачами не спорю. Беру справки, какие надо, отношу, куда положено. Других дел стараюсь с ними не иметь.

Да, Илья почти не говорит и не понимает фоновую речь. Хотя иногда у меня появляется ощущение, что он все понимает. Так было пару месяцев назад: пошел первый снег, мы с мужем говорили между собой, что, наверное, можно взять на улицу санки. Услышав это, Илья пошел на балкон за санками. Хотя ребенок с его «официальным» интеллектом не мог ни понимать нас, ни помнить, что такое санки и где они у нас хранятся.

Илья ходит в дошкольную группу ЦКРОиР. У нашего дефектолога ребенок с аутизмом, она понимает, что к чему. Условия в коррекционном центре можно назвать тепличными: в группе всего шестеро детей, с ними работают трое взрослых. Воспитатели понимают особенности каждого ребенка и умеют обращаться с такими детьми. Есть бассейн, иногда предлагают массаж. Каждому ребенку уделяют довольно много внимания.

Единственное, чего там остро не хватает – возможности видеть обычных детей и общаться с ними. Воспитатели говорят, что им удается организовать общую игру всех детей в группе. Но проблема в том, что в таких центрах все дети с особенностями развития, немногие из них хорошо владеют речью: им нечему друг у друга учиться. Илье негде общаться со своими обычными сверстниками. На детских площадках играют только малыши, а братьев и сестер у него нет.

Все говорят, что нам нужен второй ребенок. Первое время об этом некогда было думать, потом мы стали бояться повторения истории.

Несмотря на аутизм, Илья любит движение, громкие звуки, яркий свет. Любит воду, музыку , общественный транспорт и лошадей. В первый раз мы положили Илью на лошадь в 1,5 года, он тогда еще не умел ходить. С тех пор в теплое время года постоянно возим его на иппотерапию. С 4х лет раз в год берем курс дельфинотерапии. Дельфины и лошади аутизм конечно не лечат , но помогают корректировать сопутствующие проблемы.

Несмотря на отсутствие речи, сын умеет донести свои желания. Если не нравится мультик – будет добиваться, чтобы переключили канал. Нужна книжка с картинками – найдет способ рассказать об этом взрослым. Книжки листает, выбирает любимые картинки. Но когда насмотрится на них, начинает рвать. Скорее всего, ему нравится звук рвущейся бумаги.

Мы научились обращать это нежелательное поведение в свою пользу. Если предстоит лететь на самолете, берем пачку журналов. Не знаю, правда, что про нас думают стюардессы, когда сын, покончив с журналами, переходит на рекламные буклеты авиакомпании.

В следующем году Илья пойдет в школьный класс на базе ЦКРОиР. Что он будет делать, когда окончит школу, пока не представляю...

 

Поделитесь в соц. сетях, чтобы и другие родители смогли лучше понять своих детей.

Фотогалерея

Блог

Записей не найдено.